История моего донорства

Светлана

Немного о себе:

Мне 30 лет. Замужем. У меня двое своих сыновей. Первенца, Андрея, я родила, когда мне было 18. По образованию: конструктор-модельер одежды. Участвовала в программе донации 3 раза.

Еще десять лет назад я даже не задумывалась, что это значит для женщины, – не иметь возможности стать матерью. С такой личной трагедией меня познакомила моя близкая подруга Елена, которая почти пять лет безуспешно лечилась от бесплодия. Я, ее лучшая подруга, все эти годы даже не знала, как она страдала от «женского бессилия». После ее откровения, мы вместе проревели всю ночь. Но слезами в такой беде, конечно не поможешь. Проведя несколько суток в Интернете, изучая методы лечения бесплодия, я поняла, что именно я смогу ей помочь. Мы вместе пришли в клинику, и я стала донором яйцеклетки для подруги. Я тогда очень переживала, но все прошло успешно, и моя подруга вскоре стала матерью двух прелестных малышек: Катьки и Юльки. Сейчас им уже 3 годика. Я их крестная мама.

Через год я вдруг снова поняла, что должна помочь еще. Это ощущение просто захлестнуло меня. Сама нашла агентство в Интернете, заполнила анкету и получила приглашение на собеседование и обследование. Долго ждать не пришлось: меня выбрала пара из Швеции. И в этот раз все получилось, и опять девочка. Даже позавидовала – у меня самой ведь только мальчишки получились. Последний раз был анонимный, я даже не знаю, кому я смогла помочь. Однако я совсем не расстраиваюсь из-за этого. Ощущая безмерную радость от того, что могу просто подарить людям самое большое счастье на свете – ребенка. И это главное для меня.

 

Ольга

Немного о себе:

Мне 27 года. Воспитываю сама сына и дочь. По образованию: химик. Донором была уже три раза.

Мой первый опыт должен был быть анонимным, и я тогда полагала, что так и должно быть. Однако во время стимуляции я узнала от сотрудников агентства о том, что Будущая мама хотела бы познакомиться со мной. Сначала я немного испугалась, но потом попыталась поставить себя на ее место. Разве мне не хотелось, узнать женщину, на которую может быть похож мой будущий ребенок? Мы стали переписываться по электронной почте, и я действительно полюбила эту семью. Во время беременности Будущая мама даже отправляла мне фотографии УЗИ – она очень хотела поделиться своей радостью. Вскоре я узнала, что у них родился здоровый мальчик, и они очень счастливы, так как хотели именно мальчика. Пока это единственный случай из моей практики, когда я так близко общалась с семьей, которой оказывала помощь. Зачастую люди в таких ситуациях избегают контактов с донором. После моей второй пункции родилась девочка, а последний раз была двойня.

Сейчас я опять готовлюсь к вступлению в программу – прохожу обследование, принимаю медикаменты. Недавно моя «первая пара» прислала мне фотографию своего сына, ему уже почти 3 годика. В такие моменты я понимаю, что, пока мне позволяет здоровье, я буду помогать тем, кто действительно в этом нуждается.

 

Елена

Немного о себе:

27 лет. Воспитываю сына 4 года. По образованию: педагог. Была донором 2 раза и один раз суррогатной матерью.

Все это началось 3 года назад. По сути, убедила меня стать донором моя знакомая. Она у нас в поселке многим просто раскрыла глаза на репродуктивную медицину. Честно, сначала я отнеслась к этому скептически, даже настороженно. Как-то неестественно все это, дети «из пробирки», доноры, суррогатные матери. Я тогда с моим бывшим мужем поговорила об этом и он, даже пристыдил меня. Через несколько месяцев посмотрела по телевизору передачу о проблемах бесплодных пар и что-то меня «задело». Я поняла, что осуждать никто не имеет право. У каждой бездетной семьи трагедия, и есть ведь возможность помочь. Люди приезжают из разных стран, особенно из тех, где такие методы лечения вообще запрещены.

Сама позвонила знакомой, она дала мне телефон агентства. После разговора по телефону с сотрудницей агентства, еще раз себя убедила – я делаю доброе дело. Приехала в агентство, они оплатили мне в полном объеме поездку, ответила на вопросы о состоянии здоровья, истории беременностей и родов, наследственных заболеваниях и др. Анкета очень подробная. Все строго и четко: тесты, вопросы о семье, детях, проблемах с законом. Необходимо было принести с собой побольше своих фото. Потом были медицинские обследования в клинике, и собеседование у психолога. После того, как я все это прошла, со мной подписали договор. Мне понравилось, пункт, где агентство обязуется «защищать мои права и действовать в моих интересах». Все цивилизованно, а не так, как было написано в одной из газет, что никто ни за что не отвечает. В большинстве случаев участие доноров анонимное, фото без моего согласия на сайте не выставляется.

Вскоре мне позвонили и сказали, что иностранная пара выбрала меня для программы донорства. Потенциальная мама была скандинавкой и очень долго искала блондинку, так как хотела, чтобы ребенок хотя бы немного быль похож на нее. Безусловно, мне было очень приятно, что я понравилась этой паре, и мне не терпелось начать программу.

Я тогда не знала, что, помимо стимуляции, мне и Потенциальной Маме будут также синхронизировать циклы. Так как разница была достаточно большой, нам понадобился для этого целый месяц. Пункция прошла безболезненно – я почти ничего не почувствовала. И после нее не было никаких негативных последствий.

Помочь дать жизнь ребенку – незабываемое чувство, которое сложно описать так, чтобы не казаться банальной или сентиментальной. Одним словом – чтобы понять, это нужно ощутить самому. Я горжусь тем, что поспособствовала появлению на свет двух очаровательных малышек, и это греет меня гораздо больше, чем любая компенсация.

Совсем недавно, перед вступлением в очередную программу, мне позвонили из агентства и спросили о возможности организации встречи с Потенциальными родителями, которые меня выбрали. Я согласилась на встречу. Это была пара из Израиля, очень милые люди. Мы сразу же поладили. Голди оказалась очень похожей на мою маму. Тоже педагог, как моя мама и я. У нее было все, что нужно, чтобы стать хорошей матерью, кроме одного – «женского здоровья» и в этом я готова была ей помочь.

Я совсем не стыжусь, что явлюсь донором, и даже горжусь этим. Да, финансовая компенсация играет не последнюю роль. Однако процедура донации – это риск, и все справедливо. Главная цель для меня все же – это помощь и надежда, которую я дарю людям.

 

Татьяна

Немного о себе:

28 лет. Воспитываю сына 6 лет. По образованию: медсестра. Была донором ооцитов 3 раза.

Как я себя чувствую, зная, что где-то есть ребенок, генетически связанный со мной? – спросите Вы? Я отвечу Вам, что это делает меня счастливее, потому что для этих пар дети, обретенные таким трудом, самые желанные и ценные в мире. И именно я им помогла.

Считаю, что донорство ооцитов – это анонимная процедура, и хотя некоторые пары хотели встретиться со мной, я стараюсь избегать этого, чтобы не привязываться к людям. Я только всегда прошу сотрудников агентства по возможности сообщить мне о результате.

Я хотела бы своим примером мотивировать здоровых молодых женщин оказать помощь бездетной паре. Вы сразу почувствуете, что можете сделать этот мир лучше.

Международное агентство по сопровождению репродуктивных технологий | Курация репродуктивных программ
© 2017 – Международное агентство по сопровождению репродуктивных технологий. Все права защищены.